О нас
  • Наша специализация
  • Нас найти
  • Нам написать
  • Компания СИТИПЛАН – Ваш верный друг в мире архитектуры и дизайна Большого Города.

                

    Наша специализация – профессиональная реализация архитетурно-дизайнерских проектов любой сложности от стадии эскиза и получения разрешительной документации на переустройство/перепланировку до полного комплексного управления проектом, включая комплектацию интерьеров мебелью и аксессуарами и декорирование.

                

    Немного усилий – и всё невозможное возможно!

  • Архитектурная мастерская Ситиплан
    127051 Москва, Россия
    Большой Каретный пер., д.8/2

    Телефон:+7 495 699 31 91

  • Архитектурная мастерская Ситиплан
    127051 Москва, Россия
    Большой Каретный пер., д.8/2

    Телефон:+7 495 699 31 91

    Сообщение успешно отправлено.

Интересные проекты
  • Ситиплан
  • Kelly
    Hoppen
  • Jean Louis
    Deniot
  • Martyn Lawrence
    Bullard
    • Благодаря сайту, мы имеем возможность представить некоторые интерьеры, созданные нашей компанией, при этом сохраняя конфедициальность владельцев.

    • Благодаря сайту, мы имеем возможность представить некоторые интерьеры, созданные нашей компанией, при этом сохраняя конфедициальность владельцев.

    • Благодаря сайту, мы имеем возможность представить некоторые интерьеры, созданные нашей компанией, при этом сохраняя конфедициальность владельцев.

    • Благодаря сайту, мы имеем возможность представить некоторые интерьеры, созданные нашей компанией, при этом сохраняя конфедициальность владельцев.

    • Благодаря сайту, мы имеем возможность представить некоторые интерьеры, созданные нашей компанией, при этом сохраняя конфедициальность владельцев.

    • Келли Хоппен
      http://www.kellyhoppen.com/

      Английский дизайнер Келли Хоппен давно стала легендой в своей профессиональной области. Сдержанная элегантность ее стиля кажется очень простой, но скопировать ее невозможно.

    • Основой собственного почерка Келли Хоппен (Kelly Hoppen) называет любовь к нейтральности: сдержанные цвета, гармоничные формы, винтажные аксессуары, предметы искусства и много растений — залог той самой чистой элегантности, которая прославила Хоппен. Умение ловко сочетать комфорт и шик — пожалуй, главный талант дизайнера.
      Много времени проводившая в доме бабушки и дедушки, Келли Хоппен прониклась искренним уважением к вещам с историей и семейным традициям; оттуда же почерпнула она и любовь к спокойным оттенкам и неповторимое чувство прекрасного.

    • Начав свое дело в шестнадцатилетнем возрасте, к пятидесяти Хоппен была награждена Орденом Британской империи за заслуги в области дизайна. Заслуги эти проявляются не только в очевидном — собственной школе дизайна, множестве книг по работе над интерьерами и активной работе Келли Хоппен по созданию готовой продукции. Каждый новый ее проект — синтез хорошего вкуса, истинного шика и пластичных дизайнерских решений. Будучи представленными широкой публике, ее работы хотя бы немного приближают зрителей к прекрасному.

    • Дизайн-студия Kely Hoppen Interiors занимается множеством проектов по всеми миру — от оформления домов и частных яхт до создания интерьеров частных авиалайнеров и салонов первого класса British Airways. Сама Хоппен преуспевает в преподавательской деятельности, в качестве писателя и предпринимателя, а также сотрудничает с компаниями British Airways и Wedgwood. Помимо почетного Ордена Британской империи, она также получила в 2007 году премию European Women of Archievement Awadr (EWAA), вручаемую выдающимся европейским женщинам, за достижения в области предпринимательской деятельности. Кроме того — раз уж речь зашла о наградах — в 1997 году Келли Хоппен стала первым дизайнером, удостоенным премии Эндрю Мартина «Международный дизайнер года», а ее проекты не раз были удостоены знаков отличия Elle Decoration Award, Homes & Garden Award и ряда других почетных наград.

    • Секрет собственного успеха Хоппен объясняет просто: «Я берусь только за те проекты, которые меня восхищают».

      Узнаваемый почерк Келли Хоппен за время ее многолетней карьеры обрел название: «Hoppen Style» — «стиль Хоппен». Лаконичные интерьеры, исполненные роскоши и обяания, ненавязчивая эклектика и винтаж, выверенное сочетание цветов, фактур и форм, искусная работа с аксессуарами — дизайн Хоппен сложно спутать с чем-то другим.
      «Сдержанность отнюдь не то же самое, что скука,» — утверждает она; глядя на ее работы, с этим невозможно поспорить.

    • «Огромное значение имеет не то, как выглядит ваш дом, а ощущения и чувства, которые вызывает ваш интерьер.
      В наши дни дом — это важная составляющая того, что мы из себя представляем, кто мы такие».

    • «Вообразите, что столовая-это театр. Текучие хрустальные люстры и выразительные крупные кресла или стулья помогут вам создать превосходные декорации. Имейте в виду, что контарст текстур стола и кресел, не подходящих друг другу, приводит к ощущению гармонии и умиротворения. Не отказывайтесь от старинных кресел. Обейте их роскошными тканями, оформите интересной отделкой и дополнительными подушками».

    • «Не бойтесь отражающих свет поверхностей, которые вносят в интерьер «нарядность» и ощущение равновесия. Повесьте как можно больше зеркал. Они привнесут в комнату свет».

    • «Вы не ошибетесь, если выберете полупрозрачные шторы изо льна или холстины, пропускающие в комнату свет и одновременно обеспечивающие уединение. Отдайте предпочтение шторам без подкладок, свисающим мягкими складками и позволяющим драпировать их плавными волнами. „Расплескивайте“ на полу нижний край. Это придаст шик, сродни тому, какой дают отвороты на мужских брюках в итальянском дизайне».

    • «Фактура, из которой создаются объекты интерьера, очень важна. Материал может возродить мебель, а может, напротив, лишить ее жизни. И в этом — разница между обычным предметом интерьера и созданным дизайнером образом.
      Тайна использования цветовой и фактурной сторон состоит в том, чтобы не только визуально отразить их, но и, при этом, осознать энергию, которую создает этот дуэт».

    • «Успешным проектом может считаться тот, в котором предварительно проведен анализ того, как должна функционировать каждая область. Если комната не разработана детально, ни роскошная ткань, ни дорогая мебель не могут заставить „работать“ ее как надо».

      Портрет в интерьере: Келли Хоппен
      http://mag.artique-home.com/kelly-hoppen/

    • Дизайнер, архитектор Жан Луи Денио/ Jean Louis Deniot (Франция)
      http://www.deniot.com/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Француз Жан Луи Денио – архитектор, дизайнер интерьеров, выпускник школы дизайна Camondo в Париже. Очень востребованный специалист, интересный дизайнер со своим особенным стилем. Его интерьеры элегантны, исполнены в нежной цветовой гамме, пропитаны историей, но в то же время пронизаны ультрасовременными элементами. Именно поэтому его творения надолго останутся актуальными и интересными публике.
      Жан Луи отдает дань французским интерьерным традициям, но старается их внедрять в современную жизнь.

      http://prodesign.od.ua/zhan-lui-denio-jean-louis-deniot-frantsiya/

    • Дизайнер Мартин Лоуренс Буллард/Martyn Lawrence Bullard (США)
      http://www.martynlawrencebullard.com/

      Секреты сексуального интерьера от Мартина Лоренса-Булларда
      Мартин Лоренс-Буллард родился в 1967 году в Лондоне. Окончил лондонскую Королевскую академию художеств. Перебрался в Америку двадцать лет назад. Работал в Голливуде в качестве актера. Бюро Булларда не только делает интерьеры, но и выпускает ткани и мебель. Лауреат премии Andrew Martin. Регулярно попадает в список ста лучших дизайнеров мира по версии американского AD.

    • Список клиентов Мартина Лоренс-Булларда напоминает репортаж с оскаровской церемонии. Кристина Агилера, Оззи Осборн, Элтон Джон, Шер, Кид Рок, Ребекка Ромин, Эдвард Нортон, Ева Мендес... В принципе можно продолжить, но и так уже эффектно, правда же?
      Доступ в звездные умы Мартин получил почти случайно: снимаясь в фильме “Я проснулся рано в день моей смерти”, он пригласил продюсера Виктора Гинзбурга в гости. Жил будущий декоратор в крошечном домике, который оформил вещами с блошиных рынков. Гинзбург пришел в восторг и заказал Мартину интерьер офиса своей продюсерской компании. Бюджет проекта составлял $30 000, но Лоренс-Буллард не ударил в грязь лицом: результат оказался так хорош, что с заказами к нему стали обращаться все актеры, заходившие в офис Гинзбурга.

    • Теперь, двадцать лет спустя, Мартин и сам звезда – по американскому телевидению успешно идет реалити-шоу “Декоратор на миллион долларов”, в котором Мартин и его коллеги на глазах у изумленной публики оформляют дома лос-анджелесских богатеев. Осенью 2011-го у него вышла в Rizzoli книжка Live, Love and Decorate – “Живи, люби и декорируй”. Предисловие написал благодарный клиент Элтон Джон. AD показалось, что лучшего кандидата для мастер-класса на тему сексуальных интерьеров, чем красавец Мартин, не найти.

    • – У вас масса звездных клиентов, и вы удовлетворяете все их прихоти. Что делаете, когда они просят “чего-нибудь погорячее”?
      – У меня был один клиент – мужчина, очень, очень знаменитый. Он честно сказал: “Сделай мне комнату для секса”, но так откровенны не многие. Обычно просят “чувственной обстановки”. Это понятно, всем хочется дом сексуально подзарядить. Шер в последней квартире желала ощущать себя индийской принцессой. Я убрал все стены в спальне и поставил в центре огромного пространства шикарную ванну. Вокруг сделал полупрозрачный золотой занавес. Когда она принимает, хм, друзей и отправляется в ванну, и ее можно лишь силуэтом увидеть сквозь эротичную золотую вуаль – представляете, какой эффект?

    • – Да уж, надо думать. Но ванна, занавеси прозрачные – это традиционные вещи. А можно ли сделать сексуальным квадрат?
      – Что угодно можно сделать сексуальным. Всё зависит от материала, от фактуры. Кубик может оказаться сексуальным журнальным столиком из оникса – особенно если с подсветкой, чтобы ночью выглядеть загадочно. А еще кубик можно змеиной кожей покрыть... Обтяни простую кушетку замшей или бархатом – и вот она уже стала эротичным шезлонгом, который так к себе и манит.

    • – Хорошо, а какие еще дизайнеры – кроме вас, само собой, – способны на создание эротически заряженной мебели?
      – Филипп Старк. Всё, что он делает, имеет сексуальный подтекст. Он проектирует кресла низкими, чтобы тела сидящих в них людей казались длиннее и сексуальнее. В его зеркалах как-то по-особому всё отражается. Можно сказать, что Старк эротизировал нашу повседневную жизнь. Еще мне кажется, что дизайнеры середины ХХ века очень эротично работали – был, например, такой голливудский декоратор Билли Хейнс, у него что ни кресло, то воплощенная фантазия.

    • – Это интересно – про низкие кресла и сексуальное впечатление от сидящих. Пропорции влияют на сексапильность интерьера?
      – Конечно! Самые сексуальные интерьеры, по-моему, делал Ричард Нойтра. У него всё так обманчиво просто, и постоянно происходит “игра” между декором дома и окружающей природой. Не зря Том Форд – вот еще, кстати, невероятно сексуальный дизайнер! – является таким фанатом домов Нойтры. Геометризм формы сам по себе ничего не значит. Главное, чтобы мебель была удобной. Я считаю, что кресло “Барселона” Мис ван дер Роэ – чуть ли не самая сексуальная вещь в истории дизайна. У меня два в офисе стоят. Правда, я их черным мехом перетянул. Ну и что, что они – классика дизайна? Мне хотелось оставить на них свой след. И еще, конечно, цвет очень важен.

    • Заходишь в комнату, где стены покрыты красным лаком, и невольно думаешь: человек тут живет затейливый. А будь они серо-белыми, иной был бы эффект. Но, с другой стороны, освещение может полностью изменить обстановку в помещении и сделать его эротичным. Вы подумайте, как круто контролировать сексапильность одним щелчком выключателя!
      – А вам самому какие дома кажутся сексуально привлекательными?
      – Ой, мне столько всего нравится... Ну, допустим, Брайтонский павильон. Визит туда – одно из ярчайших впечатлений моего детства. Там такие фантазии на индийские темы, мама не горюй. Принц-регент специально строил его “для утех”. Или гарем дворца Топкапы: там кажется, что стены до сих пор вибрируют от эротической энергии. Но и Тадж-Махал, хотя он и посмертный мемориал, тоже сексуален: это памятник великой страсти.

    • – Так что же для вас “сексуальный дизайн”?
      – Любой дизайн, который не оставляет меня равнодушным. А волнует меня то, в чем есть изюминка, придурь, что-то... личное. Без индивидуальности нет ни секса, ни творчества. Она – кислород, которым мы дышим.

    • 7 вещей, которые возбуждают Мартина Лоренс-Булларда:

      1. Ловелл-хаус, архитектор Ричард Нойтра, 1929 год. “Принято думать, что модернизм – стиль холодный и несексуальный. Стоит только взглянуть на дома Нойтры, чтобы убедиться: это далеко не так”.

    • 2. Интерьеры Билли Хейнса (на фото – гостиная дома Фрэнсис и Сиднея Броди). “В 1950-х Хейнс был любимым дизайнером кинозвезд. Когда какая-нибудь Грейс Келли садилась в кресло по его эскизу, ее ноги казались длиннее, а сама девушка, соответственно, привлекательнее”.

    • 3. Гарем во дворце Топкапы, Стамбул, XVI век. “Такой изысканный мозаичный рисунок, такое многоцветье... Покои построили специально для секса, и это, по-моему, до сих пор чувствуется”.

    • 4. Мебель дизайнера Джузеппе Каневезе с комиксами Гвидо Крепакса про сексуальные похождения некой Валентины. “Говорят, намеки соблазнительнее откровенных предложений секса. Но игривость тоже эротична. Особенно если сама мебель удобная”.

    • 5. Брайтонский павильон, возведенный для Георга IV. Архитекторы Генри Холланд (1787) и Джон Нэш (1822). “Это просто праздник чувственных фантазий на восточные темы. Не увидь я его в детстве, наверное, не стал бы декоратором”.

    • 6. Соковыжималка Juicy Salif, дизайн Филиппа Старка, Alessi. “Всё, что делает Старк, сексуально – сами формы его предметов вызывают эротические ассоциации”.

    • 7. Кресло Barcelona, дизайнер Людвиг Мис ван дер Роэ. “Великолепный пример мебели, которую я считаю эротичной: четкая форма, простые линии – и за километр видно, что сидеть будет невероятно удобно”.

      Текст: Дорис Шеврон http://www.admagazine.ru/inter/visiting-houses/23636_secrets-of-sexual-interior-from-martin-lawrence-bullarda.php#article


Мебель и аксессуары
  • De Majo
  • Zonca
  • Patrizia Garganti/Baga
  • Barovier&Toso
  • Fine Art Lamps
  • Brummel
  • Tomassi
  • Poggenpohl
  • Porada
  • Potocco
  • Presotto
  • Longhi
  • Galimberti Nino
  • Smania
  • Dolfi
  • OAK
  • Chelini
  • Ipe Cavalli
  • Sicis
  • Fendi Casa
  • Restoration Hardware
  • Ralph Lauren
  • Century Furniture
  • Ethan Allen

Одно из направлений компании СИТИПЛАН - декорирование и наполнение интерьеров мебелью.

По ссылкам вы можете перейти на сайт производителя, ознакомиться с ассортиментом и выбрать, понравившиеся вам, предметы интерьера.

А мы поможем с покупкой, доставкой, сборкой и установкой в вашем доме.

Большие
города
  • Москва
  • Париж
  • Лондон
  • Нью-Йорк
  • Токио
    • Москва – столица нашей Родины. Ит'с экономикал, политикал энд калчрал сента оф ауар кантри, как нас учили любые учебники в нашем счастливом детстве. Всё так и есть. Поменялось время, поменялась страна, сменились тренды – а мы всё делаем так, чтобы экономический, политический и культурный центр страны оставался в этом городе. Городе контрастов, городе, где «хай-тек» самый «хай», городе – столице страны с Великой историей, городе любви. Москва эклектична, но есть, всё же, тенденции, которые можно выделить как общие – желание создавать «интерьер в современном "европейском" стиле», ностальгия по 60-м, когда страна, запустившая первого человека в космос, действительно была впереди планеты всей, интерьеры в стилистике ар-деко, модерн и необарокко.

    • Отдельно стоит отметить такие явления, как «московский пентхауз», московский «лофт» и московский «дёрти шик». Но особенно удаются Москве интерьеры для малых пространств, и роскошные огромные квартиры в серьёзных зданиях.

    • «Ложе Флоры» или «Послеполуденный отдых короля Фавна» – примерно так мог бы называться балет, поставленный по мотивам этого интерьера. И, действительно, спальня в оранжерее, устроенная с роскошью доступной лишь Королю-Солнце, очень похожа на это вечное искусство империй. И только некоторые намёки, вроде фотографии на комоде в дальних планах, как бы шепчут нам, что это может быть и современная жизнь – просто очень изысканная.

    • Классический стиль и дворцовый размах, мощно цитируемые в королевском пространстве – зеркальные колонны, в полном следовании версальским заветам, дублирующие вид из окна, и в то же время, обогащающие линии интерьера парадоксальной оптической геометрией, оптический же изыск, в почти-зеркальной почти-симметрии расстановки кресел основной зоны гостиной, аутентичный шик отделочных материалов, и, конечно же, искусство – искусство быть собой в этом требовательном окружении.

    • Творческое изобилие предметов и перспектив в этом интерьере изящно соединено рамкой общего тона и центральным контр-массивом оригинального журнального столика. Приглушённое почти-равновесие геометрического и цветочного векторов декора эффектно нарушается победным взрывом на стене, отражённым в расстановке букетов и их соратников ламп.

    • Строгое интерьерное решение как бы служит подтверждением известной максиме: «Тонкий вкус не требует насыщенной колористики». Редкие и сдержанные цветовые пятна, в словно бы выстроенной по прозрачным гармоническим формулам геометрии силовых линий, исчезают в кристальной доминанте люстры, поддержанной вертикалями штор.

    • «Домашний минимализм» – возможно, именно так стоило бы назвать стилистику, реализованную в этом интерьере столь же тёплом, уютном, доступном, сколь и авангардном, современном и модном. Столь редко достигаемый баланс, сложился благодаря использованию открытой планировки, визуально усиленной удачным внешним решением скруглённых опор, в не меньшей степени, чем точно реализованной цветовой гамме.

    • Сольная партия этого удивительного спального пространства, несомненно, принадлежит кровати, но и её авангардное световое окружение, и почти конструктивистский выход в иной мир ванной дополнительно поддерживают и распыляют произведённый гармонический эффект – «Белый на белом, как мечта Казимира», так сказал поэт, знавший толк в выверенной алгеброй гармонии.

    • Тонкий и гармоничный мир, где в правильных пропорциях представлены свобода и вкус, простор и комфорт, создаёт пространство, в котором арт-объекты живут естественной жизнью – так искусство, благодаря правильно выстроенному интерьеру, переходит в жизнь, а жизнь становится Искусством.

    • Классическая цветовая гамма квартиры естественно вбирает в своё пространство рамку окна, за которой, оформленный сдержанной стильной решёткой, безоговорочно угадывается самый центр – Храм Христа Спасителя, Пушкинский музей и Кремль – как перспективы приятной прогулки – всегда на выбор.
      Словно в пику набившей оскомину дворцовой классике, шкафовое пространство кухни – отсылает к другому типу роскоши – культурной референции. Изделия из флорентийской кожи уже многие века считаются лучшими во всей Италии – здесь же уже не изделие, а настоящее произведение искусства – предмет материальной культуры в самом высоком изводе.

    • Соединение колониальной эстетики и русской усадьбы дают неожиданный эффект – словно долгое возвращение домой привело нас в ту реальность, где все мечты сбываются, и остаётся только неспешное наслаждение настоящим, гармония мира и желанный покой (и зелень сада легко отменяет тающие в туманной перспективе контуры высотки).
      Одно из самых неожиданных решений для ванной комнаты – как в цветовом сочетании, так и в концептуальном: в этом пространстве хочется не только принимать ванну, но и спать, читать, вкушать завтрак (и не только) и вообще жить.

    • Словно интерьер из американского дома тоскующих по родине русских аристократов – у них всё хорошо, и даже очень, но эта борьба между холодным и тёплым в цвете, русский абажур и салунная барная стойка, американские практичные продуктовые банки и европейские изящные стулья – словно немые поверенные мечущегося в ностальгии сердца.
      Триумф оригинальности: индивидуальные кровати, соединённые не только аристократическим балдахином, но и «домашними» стёгаными покрывалами, восточный дракон и европейские burattini, состаренное дерево и пластик модерн арта – только тонкий вкус и абсолютная уверенность в своём замысле могут сплавить этот эклектичный набор в образчик прекрасного провокативного интерьера (искусство с богатой историей в разных частях мира).

    • Оригинальная «чемоданная» зона – торжество эргономики и изящного практицизма – задаёт тон восприятию интерьера в целом: осветительное разнообразие, диалог стола и столешницы и геометрия потолков – всё говорит о качественном минимализме, который может родиться только от избытка идей при хорошей финансовой поддержке.
      Инсталляция осветительного блока тонко даёт прочувствовать огромный объём света и простора, которым так и дышит этот, казалось бы, небольшой фрагмент квартиры. Практически монохромная гамма в этом ракурсе вызывает ассоциации с современным минималистическим искусством. Ощущение усиливают объекты интерьера в перспективе.

    • Париж – это город любви и столица моды. Поэтому всё самое смелое мы наблюдаем именно в Париже – ну кто ещё решится на подобные безумства, как не неистово влюблённый или не истинный модник? Например, оформить свою резиденцию в стиле, свойственном роскошным яхтам или превратить помещение на чердаке в современную стильную уютную квартиру. А парижские лофты, плавно переходящие в самые романтические в мире крыши? А интерьеры, словно бы по крупице купленные на знаменитом Блошином рынке? Или в Салоне. Или в Лувре. И, в то же время, Париж – это город хорошего вкуса, буржуазии в самом обаятельном смысле этого слова, волнующихся студентов и волнительных романов… Кстати, о последних – может именно поэтому в Париже такие изысканные отели?

    • Лёгкая и нейтральная цветовая палитра, усиленная богатой фактурой штор и пола, создаёт ощущение значительности и торжественности в этом, казалось бы, небольшом приватном пространстве. Грамотная и гармоничная расстановка основных объектов интерьера делает пространство многогранным и многозначительным, а общая стилистическая линия интерьерного наполнения пульсирует попеременно – то актуальной современностью, то благородной стариной.

    • Лёгкая и нейтральная цветовая палитра, усиленная богатой фактурой штор и пола, создаёт ощущение значительности и торжественности в этом, казалось бы, небольшом приватном пространстве. Грамотная и гармоничная расстановка основных объектов интерьера делает пространство многогранным и многозначительным, а общая стилистическая линия интерьерного наполнения пульсирует попеременно – то актуальной современностью, то благородной стариной.

    • Интерьер в чётко выраженном классическом стиле с богатым декоративным фоном, тем не менее, не оставляет ощущение уюта и современности, во многом, благодаря искусно расставленной мебели и удачно подобранной цветовой гамме. Дополнительное ощущение «наполненности» фактуры интерьера создаётся посредством плотной ритмики картин и прочих предметов материальной культуры.

    • Лёгкая и нейтральная цветовая палитра, усиленная богатой фактурой штор и пола, создаёт ощущение значительности и торжественности в этом, казалось бы, небольшом приватном пространстве. Грамотная и гармоничная расстановка основных объектов интерьера делает пространство многогранным и многозначительным, а общая стилистическая линия интерьерного наполнения пульсирует попеременно – то актуальной современностью, то благородной стариной.

    • Интерьер, первоначально поражающий редкостным обилием подробностей и барочной пышностью общего решения, по мере всё большего присутствия в нём, позволяет оценить тонкую игру нюансов и оттенков – и тогда проявляется и чёткая композиция наполнения среды, и почти полное отсутствие позолоты в этом сияющем пространстве, и стилистическая игра этого, казалось бы, однозначного пространства.

    • Респектабельность и изящество интерьера достигаются не только сочетанием цвета и света, но и игрой фактур стен и основных предметов и объектов. Умелое использование света передаёт традиционное сакральное отношение к частному пространству, а тонкое и дозированное вкрапление флористических элементов, позволяет дополнительно подчеркнуть общее гармоничное настроение.

    • Что-то «очень французское», как однажды обронила о своём стиле Андре Путман – интерьеры свободы и простора в блистательной игре геометрии апеллируют равно великому Прошлому и прекрасному Будущему – это перекрёсток культурных паттернов и, возможно, тот самый искомый «нулевой меридиан» развития нового стиля, о чём так тихо, но уверенно, поют все детали этого интерьера.

    • Простой, сдержанный, эффектный минималистичный «женский» интерьер в классическом чёрно-белом формате. Роскошь и чувственность в одном импрессионистском фотоснимке на память о том, что случилось за этими дверьми (а случилось, несомненно, лучшее из возможного – ведь это Париж).

    • Французские двери – классика жанра, именно за ними и происходит всё самое значительное и незначительное, о чём потом все читают в модной беллетристике и светской хронике.

    • Мастерское использование светоотражающих материалов создаёт стереоскопический эффект несомненного присутствия в самом сердце парижского шарма – сияние и глубина, тайна и романтика – святая простота истинного порока роскоши.

    • Лондон – это, конечно же «говорю не то, что думаю, и думаю вовсе не то, что думаете Вы». Здесь важно показать приобщённость к истории, традициям и богатой культуре любования серым пейзажем за окном. Имперское прошлое, утончённые аристократы, викторианство, знаменитые британские панки, сэр Норман Фостер и мировое правительство в каждом первом детективном романе. И поэтому Лондон – это особняки, поражающие воображение современные интерьеры, спрятанные за историческим фасадом, самые яркие цвета знаменитого лондонского китча и межгалактические станции старой и новой аристократии. Лондонский «хай-тек» самый «хай», лондонский «дёрти шик» самый «дёрти» (ну и самый «шик», конечно же). И это вовсе не от желания догнать и перегнать – просто так получилось когда-то (и получается до сих пор).

    • Сдержанная аристократическая простота, в светлых тонах, оптически увеличивающих пространство, удачно «подкрашена» контрастными вкраплениями подушек и штор. Игра с перспективой и колористической рифмой, открывающаяся за дверью в спальне и за окном в городе – подчёркнуто ненавязчива. Силовые центры ковра на полу и картин на стене намеренно рассеяны несколькими деталями «частной» жизни – так лёгкая ирония снижает общий пафос времени и места, и уже можно присесть на удобный диванчик и завязать ненавязчивый small-talk.

    • Изящная игра контрастов в лёгкой дымке типично британского неоклассицизма. Роскошь и элегантность с игрой в «современную историю» отлично сочетаются с модным видом на современный Лондон: только так и стоит смотреть в будущее – из собственного образчика всемирной культуры с ненавязчивым british touch.

    • Строгая, комфортная и изящная ванная словно бы балансирующая на той грани функциональности и искусства, которая в своё время обозначила переход электрифицированного beaux arts в тот самый модерн, который до сих пор вполне может служить синонимом слова «красота».

    • Образец типично английского дизайна, выросший на сдержанной викторианской почве, чувстве стиля и хорошем культурном фундаменте, подпитанный современными технологиями и точным пониманием моды. Полифония углов и силовых линий помещения словно бы растворена в прозрачной красоте «правильных вещей в правильном месте».

    • Лёгкая, лаконичная, но насыщенная фактура, каждый элемент которой словно бы создан по мотивам авторских эскизов эксцентричного аристократа с безупречным вкусом. Образчик типичной британской эклектики в современном прочтении, как если б «Движение искусств и ремёсел» образовалось только вчера, и проиллюстрировало свой манифест в Facebook.

    • Пасторальность «старой доброй Англии», уже узнавшей, что такое колонии встречается здесь с ультрамодными цветовыми аттракторами, победить которые помогает всё та же традиция – переплёт окна однозначно даёт понять, кто здесь хозяин, bouquet умело снижает пафос цветового противостояния, а стены и шторы замыкают игру контрастов в тонкий и целостный культурный паттерн.

    • Так должен выглядеть дом современного эсквайра – сдержанная красота, благородные тона, непременная лёгкая ирония и приятная мелочь индивидуальных кружек, словно бы ждущих своего владельца на непременный five o'clock.

    • Ультрамодный интерьер, парадоксальным образом сочетающий в себе истинно английскую сдержанность и верность традициям с современностью, возведённой в абсолют. Возможно, этот эффект производит сбалансированная смесь геометризма со слегка смещённой симметрией в объектах и обои, словно бы созданные Уильямом Моррисоном, живи он в XXI веке. Дополнительный эффект даёт крупный декоративный элемент в самом центре, который как бы отсылает к английскому искусству маркетри в современной артистической интерпретации.

    • Типично британское ноу-хау – современные интерьеры в исторических особняках, несомненно, лучший способ поупражняться в редкостном искусстве создавать минимализм и чистоту линий из самых неожиданных элементов. Впрочем, именно исторические особняки легче всего позволяют разыграть один из главных архитектурных козырей – масштаб и пропорции пространства задают тот самый необходимый вектор вневременности в восприятии, который отметает прочь любые сомнения и оставляет только залитый светом чистый восторг.

    • Гармоничное, абсолютно классическое помещение превращено в современный образчик международного стиля с сильным британским акцентом благодаря смелой цветовой гамме и эффекту несимметричного излома пола, созданного как бы из отражений или отброшенных теней кресел.

    • «Нью-Йорк – город контрастов» – учит нас наша старая добрая киноклассика. И это действительно так – здесь можно встретить всё: от оммажа великому прошлому, воплощённому в колониальном стиле до ультрамодных интерьеров, которые призваны соответствовать панораме современного и динамичного города, открывающейся с высоты энного этажа какой-нибудь знаменитой высотки. Притом, что в отличие от, например, Москвы, эта эклектика звучит не репетирующим оркестром, а мощным симфоническим концертом – всё уже заучено наизусть во время становления архитектурного канона этого города. И каждый может выбрать то, что ему ближе – вот звучит мощный Лофт, можно сказать, традиционный дизайн интерьера, первое, что мы вспоминаем, когда хотим представить что-то, что бы передавало ощущение старого Нью-Йорка.

    • Вот современный дуплекс – эргономичный подход, буйство фантазии и тонкая игра в стили. Вот богатые апартаменты с историческим налетом: бронза, кожа и дерево, книги, искусство и тот особый покой, который наступает далеко не за первым миллионом… Вот маленькая студенческая квартира, в которой удачно сошлись хороший вкус, бабушкин сундук и бескорыстный интерес приятелей, окончивших факультет дизайна в прошлом году. Ну и, конечно же, хай-тек – словно музей из будущего, в котором бытовая электроника, оформленная по оригинальным авторским проектам лучших мировых дизайнеров спорит с намеренно выступающими элементами конструкций и инженерного оборудования.

    • Обильный-но-сдержанный геометризм, игра фактур и световых конусов – в этой подчёркнуто «нью-йоркской» фактуре даже светильники выглядят какими-то немыслимыми и неведомыми гаджетами из мира настоящего капитала и вечного джетсета.

    • Сдержанная цветовая гамма и современная дизайнерская мебель вкупе со стильным фракталом как бы говорят нам, что «да – это и есть тот самый «современный респектабельный стиль» который так любят искать современные респектабельные дизайнеры», но истинно нью-йоркские окна и соответствующий вид за ними тихо подсказывают – «и возможен он только здесь…».

    • Роскошный стилевой диссонанс от фрактального искусства XXI века до тонкой пикировки с тенденциями 60-х в одном изящном наборе открытых цветов. Необычная трактовка функционального и эстетического наполнения пространства под правильным углом мгновенно превращается в классику жанра.

    • Это именно тот случай, когда интерьер никогда не устареет со временем – простое и удобное изящество современного быта, решённое в сложном пространстве с той лёгкостью, которая возможна, только если широкая творческая свобода встречает такую же финансовую поддержку – понимающую и ненавязчивую.

    • Пример удачной интеграции современного дизайнерского языка в почти классическую фактуру интерьера, ассонансная рифма ковра и фрактала, монитора и книги, потолка и пола создаёт именно ту неописуемую и восхитительную многомерность восприятия, которую и принято называть словом «искусство».

    • Совершенно сдержанное пространство как бы «сияет» роскошью, притом, что и золото и блёстки как бы напрочь отсутствуют в этом до невозможности отточенном интерьере. Абсолютно современные фактуры использованных материалов – как ассоциативный калейдоскоп по всем тем стилям, что как бы и существовали только для того, чтобы теперь раствориться в этом сияющем свете правильного гламура.

    • Обои побеждённого барокко, глиттеринг на модернистских формах, минимализм и хай-тек, ар-деко и даже чуть-чуть поп-арт сведённые в один контекст сложным, но виртуозным высказыванием, в котором гармоничное сочетание равновеликих атрибутов индивидуального стиля живёт и дышит – уютом, удобством и уникальностью.

    • Причудливые и изящные сочетания светлого и тёмного, яркости и сдержанности. Удачная расстановка силовых точек интерьера позволяет разместить на небольшом пространстве целый мир, в котором есть место и работе и отдыху, и инновации и традиции. Виртуозное звучание функциональных зон обрамлено высоким стилем фактуры стен, с выходом на те самые окна – нью-йоркские.

    • Почти оммаж стилю модерн, присутствующий в силовом центре интерьера, медленно-но-верно тает и превращается интересное авторское высказывание, где художник достигает зрительной выразительности, не путём сопоставления фактур и красок различных предметов или их деталей, а той, казалось бы, недостижимой гармонией, что пронзает нас в самое сердце.

    • Простое изящество стола, современных, летящих форм усилено изысканным букетом. Симметрия высокого порядка подчёркивается простором за стеклом. Лаконичное философское осмысление жизненного пространства с красивым видом на Пятой Авеню.

    • Токио – это мегаполис, улетевший в современный космос, как будто бы навсегда оторвавшись от своих корней и, в то же время, столица страны с Великой историей. Этот дуализм порождает странные фантазии и даёт свободу. Это место, где частный дом в стиле минимализма похож на вытесанную из пластика скалу с неведомой жизнью внутри. Место, где прозрачный таунхаус не знает о комплексах, но знает, как оградить частную жизнь и комфорт в центре города. Это место, где мы можем здесь встретить «Частный дом для семьи в двух поколениях» вместо классического дуплекса и быть уверенным, что подобная структура здания здесь называется именно так. Это место самых радикальных решений организации частных пространств. Это место, где можно встретить знаменитый «Дом наизнанку».

    • Авторские изыски, как бы пронзающие этот традиционный стиль, трогательны, как маленькое письмо со стихотворением о любви, прикреплённое к ветке сакуры – европейская ваза с букетом, английский акцент в саду камней, современные кресла в чилл-аут зоне на веранде – они ведут нас по лабиринту традиционного узора в мир актуальной современности.

    • Уголок рукотворной гармонии в изысканном дуэте с гармонией нерукотворной – именно так ставят императорские печати на великих каллиграфиях, и тонкие линии «побеждён» на шеях неприятелей – легко, лаконично и навсегда.

    • Эта подробная инсталляция из мира истинной Японии, могла бы составить честь любой бьеннале, когда бы ни была классическим интерьером – по цвету, свету, игре фактур, плоскостей, углов и нюансов. Уникальное историческое свидетельство того, что правильные вещи никогда не исчезают.

    • Словно бы рассечённое самурайским мечом на два мира пространство, в котором Восток и Запад – это именно «восход» и «закат», и им не сойтись. И только колористическая гамма и непоколебимая истина геометрии способны склеить это чудо в что-то, что, набравшись смелости, можно было бы назвать традиционалистский хай-тек или Гламурное Хагакуре.

    • Самая японская Япония из возможных – и кто бы подумал, что при подходящем рельефе такое вполне реализуемо на любой из достойных подмосковных дач?

    • Философское выражение времени и пространства в современной транскрипции традиционных интерьеров. Неброская игра фактур и впечатляющая перспектива – история, устремлённая в современность, ненавязчивая индивидуальность на мощном фундаменте традиций.

    • Абсолютный авангард – цвет, свет, предметы и искусство в объятиях традиционалистски решённого пространства, превращают супрематический инь-ян в обрядовый узор, а исторические балки в кресты Малевича.

    • Европейское решение японского интерьера подразумевает те простые радости, что объединяют всех – возможность любоваться красивым видом в комфортных условиях, тонкую стилизацию в удобных рамках современной культуры, неэкстремальное сочетание исторической реставрации со здравым смыслом. И мечты с реальностью.